25 апреля 2022

Как проходит импортозамещение в животноводстве

Как проходит импортозамещение в животноводстве

Животноводство – одна из стратегических отраслей сельского хозяйства. За последние несколько лет по многим животноводческим направлениям Россия достигла уровня продовольственной безопасности. Однако о полном импортозамещении говорить здесь пока не приходится. Впереди предстоит много работы.
В Краснодарском крае пятилетние итоги сферы животноводства показывают рост практически по всем направлениям, сообщает пресс-служба администрации региона. Впервые за 30 лет остановлен спад поголовья крупного рогатого скота.

Зависим от зарубежной генетики

Однако крупные российские сельхозпредприятия отдают предпочтение импортному семени – из-за его высокого качества и более широкого выбора по цене. И животноводческие хозяйства на Кубани едва ли являются исключением.
Отечественные производители генетического материала не могут закрыть потребности агробизнеса ни по объемам, ни по качественным характеристикам. Глава Streda Consulting Алексей Груздев оценивает объем российского рынка племенного материала для животноводства в 10-11 млн доз в год. При этом импорт занимает около 40%. По оценкам эксперта, за последние три года ввоз в страну такого материала вырос в 2,5 раза.
С 1 сентября 2022 года импортеры племенного материала для животноводства лишатся господдержки, согласно принятым в конце прошлого года поправкам к отраслевому закону. Участники рынка опасаются, что уход таких компаний приведет к снижению качества биоматериала. Рассматривается возможность создания собственного племенного фонда. Сложившаяся ситуация может привести к отказу части агропредприятий от закупок импортного семени. Но отказаться от него не так-то просто.

Как считает заведующая лабораторией ФГБНУ «Краснодарский научный центр по зоотехнии и ветеринарии», доктор биологических наук Наталья Ковалюк, разница между отечественным и зарубежным генетическим материалом довольно существенна. И далеко не в нашу пользу. Отечественные быки-производители отличаются по своему качеству и не имеют той генетической ценности, которой обладают быки-производители зарубежные. Предсказуемость отечественной генетики очень низкая. Каким образом она повлияет на потомство (сколько, например, дочь того или иного быка-производителя даст молока), спрогнозировать здесь достаточно сложно.
Зарубежная же генетика очень предсказуема, отмечает Наталья Ковалюк. На Западе быки-производители оцениваются по геному, по качеству потомства. Там просчитывают, насколько эффективно животные будут потреблять корма, как редко болеть, какое количество производить молока, и другие показатели, из которых складывается экономика хозяйства.
Ведущие отечественные хозяйства работают с американским и израильским генетическим материалом очень высокого качества. И они могут быть уверены в том, что потомство, полученное от конкретного быка-производителя, проявит себя определенным образом и будет соответствовать заявленным показателям.
В российских племпредприятиях картина не всегда понятна. От быка-производителя отечественной селекции можно получать очень разных животных, которые станут приносить хозяйству убытки. Отрасль не встанет от того, что поголовье будет нечем осеменять, уверена Наталья Ковалюк. Но качество генетического материала быков-осеменителей под большим вопросом. И в России нет инструментов по оценке этого качества. В итоге животные могут приносить хозяйствам убытки.
– У каждой группы животных есть свои «критические точки», – комментирует эксперт. – В одном стаде, допустим, может быть проблема с маститами. И предприятие много средств потратит на ее решение. Американцы же могут предложить быка-производителя, дочери которых не будут иметь этой проблемы. И очень хочется, чтобы генетика такого качества была в России.
Помимо высокой зависимости от импортного генетического материала, заведующая лабораторией ФГБНУ «Краснодарский научный центр по зоотехнии и ветеринарии» выделила еще одну серьезную проблему – критическую зависимость от импортного оборудования. Из-за рубежа завозится практически весь инструмент для осеменения, станки для заморозки семени, расходные материалы, аппараты УЗИ. Если в свете последних событий все это оборудование в Россию перестанут поставлять, то заменить его теоретически можно. «Импортозаместить», например, из Китая. Но есть компоненты, которые производятся только в США. И без них не провести необходимых лабораторных исследований. А значит, может остановиться работа целой лаборатории. И такие критические позиции есть практически в любой области.

Кормовая база растет в цене

Высокую зависимость от импортного семени отметил и руководитель направления отрасли животноводства ООО «Урожай ХХI век» Игорь Макаренков. Российский же генетический материал оставляет желать лучшего. По словам Макаренкова, перейти на отечественную генетику для их предприятия означало бы откатиться на 5-6 лет назад. А они однозначно намерены двигаться вперед, как бы ни было тяжело.

Как рассказал Игорь Макаренков, еще до известных геополитических событий, предприятие сделало все необходимые закупки и запаслось импортным генетическим материалом. Какие-то проблемы со спермопродукцией пока не ощущаются. Сложнее обстоят дела с кормовой базой. Макро- и микроэлементы для производства премиксов завозятся из-за рубежа. Некоторые компоненты в России вообще не делают. Разница же в курсах валют уже дала небольшой рост в стоимости рационов питания для животных.
Поползли вверх цены и на зерновую часть кормов. Выросли в цене даже отечественные корма. Причем непонятно, по каким причинам. Разумных причин для удорожания кормов российского производства сегодня нет. Игорь Макаренков считает, что рост цен носил спекулятивный характер. При этом закупочные цены на молоко не только остались прежними; 1 апреля молокозаводы объявили о том, что снижают их на один рубль. А значит, рентабельность производства получается очень низкой.

Свининой кормим себя сами

Российские производители свинины наверняка помнят времена, когда наша страна импортировала сотни тысяч тонн свиного мяса. Однако в последнее десятилетие отечественный АПК уверенно наращивал производство свинины, и уже в 2018 году страна смогла обеспечивать себя самостоятельно.
Если в 2013 году Россия была одним из первых импортеров свинины в мире и ввозила 1,25 млн тонн этой продукции, то к 2020-му она полностью закрыла внутренний рынок. Более того, сегодня РФ входит в топ-5 мировых производителей свиного мяса с показателями более 4 млн тонн. Правда, серьезный урон этому направлению нанесла африканская чума свиней. Темпы роста производства замедлились из-за напряженной эпизоотической обстановки. Напомним, в 2021 году из-за АЧС в России был уничтожен один миллион голов свиней. При этом за предыдущих 10 лет данная цифра составила два миллион. Но Минсельхоз РФ во второй половине 2022 года ожидает восстановления показателей производства в свиноводстве.
Между тем Краснодарский край и сегодня входит в число регионов – лидеров России по приросту численности свиней и производства продукции свиноводства. За последние пять лет поголовье свиней на предприятиях Кубани увеличилось более чем в 1,7 раза – с 367 тыс. голов на начало 2017 года до 640,2 тыс. на начало 2021-го. На крупных предприятиях наибольшее увеличение зафиксировали в Каневском и Калининском районах. Объем производства свиней на убой в живом весе в промышленном секторе превысил 15 тыс. тонн. Наибольший прирост показали Кореновский и Ленинградский районы, а также Краснодар.

Как отметили в аграрном ведомстве региона, развитие свиноводства на Кубани происходит за счет строительства современных технологичных предприятий с высоким уровнем биологической защиты. На долю сельхозпредприятий приходится около 95% всего поголовья свиней. Это позволило увеличить и производство свиней в живом весе. Свиноводство Кубани сегодня – это активно развивающееся направление животноводства.
Сегодня в крае работают восемь крупных свиноводческих комплексов, а также селекционно-генетический центр по свиноводству, расположенный в Ейском районе. Отрасль восстанавливается после перенесенного десять лет назад удара африканской чумы свиней. Восстановление во многом обязано государственной поддержке, которую в виде субсидий в регионе реализует краевой минсельхоз.
Свиноводством теперь на Кубани занимаются в основном агрохолдинги, которым под силу развивать это трудоемкое и достаточно рискованное направление. Многие малые хозяйства либо исключили свиноводческую деятельность, либо производят свинину в небольших объемах.
По экспорту кубанской свинины пока наблюдается отрицательная динамика. За последние пять лет экспорт свинины из Краснодарского края в денежном выражении снизился с 1,9 млн долларов в 2016 году до 480 тыс. долларов в 2020-м. По состоянию на 27 июля 2021 года было экспортировано всего 15 тонн свинины на сумму 55 тыс. долларов. Падение экспорта объясняется прекращением торговых отношений со стороны Украины, которая являлась основным импортером кубанской свинины.

Не хватает своих инкубационных яиц

По данным Минсельхоза РФ, в 2021 году в России было произведено 6,72 млн тонн мяса птицы. Однако у отечественных производителей все еще высока зависимость от импорта инкубационного яйца. И еще в конце 2021 года у них обострились проблемы с его закупкой.
Новые ограничения Россельхознадзора на ввоз этой продукции из ряда стран ЕС – из ряда регионов Германии, Нидерландов и Франции – привели к нехватке яиц и росту цен. Участники рынка предупреждают, что ситуация грозит и ростом стоимости мяса. Но регуляторы уверены, что серьезные риски отсутствуют. Между тем цены на инкубационные яйца уже превысили 40 рублей за штуку против стандартного уровня около 20 рублей.

С нехваткой инкубационных яиц и ростом цен производители мяса птицы сталкивались и в начале 2021 года. В числе причин участники рынка называли нарушение поставок продукции из ЕС в связи со вспышками птичьего гриппа и резкий рост спроса на яйца в Китае.
Дефицит и рост стоимости яиц вынудит некоторые птицефабрики закупать продукцию у непроверенных поставщиков. А это чревато занесением болезней, снижением сохранности птицы и в итоге – ростом себестоимости.
Гендиректор Национального союза птицеводов (НСП) Сергей Лахтюхов отмечает, что у некоторых предприятий, закупавших яйцо из подпавших под ограничения регионов, действительно возникла необходимость поиска новых поставщиков, но системного дефицита нет.
По мнению представителей НСПА, отечественным производителям удается нарастить производство инкубационного яйца, в том числе благодаря новым мерам поддержки Минсельхоза – компенсации части затрат на репродукторы первого и второго порядка. Если в 2020 году на импортные инкубационные яйца приходилось до 20% российского рынка, то уже в 2021-м ситуация улучшилась, отмечает Сергей Лахтюхов.
Поддержка создания репродукторов первого и второго порядка действительно может снизить напряжение на рынке инкубационного яйца. Но реальный эффект меры дадут только к концу 2022 года. Полностью же заместить импортную продукцию удастся только к 2024-му, убеждены участники рынка. Небольшие и средние предприятия отрасли не могут обойтись без покупки импортного инкубационного яйца.
Как отметил генеральный директор ООО «Птицефабрика «Новороссийск» Владимир Мхитарян, его предприятие цыплят закупает отечественных. Есть соответствующие договоры с инкубаторными подстанциями. Однако зависимость от импортного инкубационного яйца в регионе он оценивает более чем в 90%. Инкубационное яйцо цыплят бройлера завозят, например, из Турции.
Оборудование на его предприятии – импортное. Но, как считает Владимир Мхитарян, ничего критичного в этом нет. Некоторые запчасти они научились изготавливать самостоятельно. Будут продолжать работать дальше, адаптируясь к новым условиям.
Словом, в отечественном животноводстве и сегодня хватает сложностей. Но решить можно любые трудности – была бы на то политическая воля. А она, похоже, присутствует, судя по серьезным мерам государственной поддержки, которые власти на всех уровнях оказывают различным направлениям животноводства.

Андрей НИКОЛАЕВ
Фото  funart.pro ,ru.dreamstime.com ,shutterstock.com,krasivosti.pro

 

Газета «Земля наша и Жизнь» 2022 | Политика конфиденциальности