Каждый второй бык – мой

Каждый второй бык – мой


Подсобное хозяйство для молодого станичника стало основной статьей дохода

Александр Никитченко, выучившись на экономиста, решил, что в родную станицу больше не вернется. Сколько можно грязь месить да хвосты коровам крутить? В городе будет жить красиво.
Покрутился какое-то время в Ставрополе. Тут началась подготовка к олимпиаде в Сочи. Четыре года проработал там вахтовым методом. Платили хорошо, денег подкопил. Пока холостой был, терпеть можно. Но уже почувствовал, как высасывает из него все соки кочевая жизнь. Еще в Москве поработал какое-то время, и столичная суета окончательно убедила: надо возвращаться домой. К тому же и семью завел. Скитаться по городам и весям при молодой жене и малых детях – это ненормально.

Проверено веками

– Я хотя и соблазнялся городской жизнью, но сельским трудом никогда не тяготился. Да, он тяжел, особенно животноводство, но ведь веками наших предков кормила земля-матушка да скот домашний. И мне все это с детства близко. Вот и я решил заниматься тем, что проверено веками – крестьянским трудом. Земледелие мне не так близко, а к животноводству с малолетства тяга была. На заработанные в столице деньги купил трех бычков. С них и началась моя домашняя ферма. Для подстраховки устроился на работу за 15 тысяч, – рассказывает Александр.
Сейчас у него 20 бычков. Есть свиньи с многочисленным потомством, овцы и две лошадки. Лошади больше для души. Ведь по материнской линии у Александра казачьи корни. А казак без лошади, что без крыльев птица.
Александр показывает мне свое подворье. Я много раз за журналистскую практику бывал в крестьянских дворах, видывал всякие. Скажу, что у Саши Никитченко подворье образцовое. Никаких излишеств, но все добротно и по уму сделано. И никакой грязи, несмотря на плохую погоду. В основном управляется сам, но мама и отец помогают. На маме – курочки, отец больше в строительстве подсобляет.

– Но все равно в планах переселить все это хозяйство на окраину станицы, где я купил пустое подворье. Там будет наша фазенда. А сейчас арендую у соседа участок, где и гуляет мой скот.

Этот разговор с Александром состоялся два года назад. При новом нашем общении Александр сообщил, что перевел свой скот на то самое отдаленное подворье. Там места гораздо больше. И соседи не попрекнут за плохой запах. Надо сказать, что санитарная проблема в селах и станицах существует. Очень часто предприимчивые хозяева подвергаются жесточайшей критике со стороны соседей, мол, разводят антисанитарию. Но чего здесь больше – справедливых нареканий или зависти к чужому успеху – нужно еще подумать. Например, у нашей общей с Александром знакомой, которая разводит коз и делает из них крафтовые сыры, потравили половину поголовья. Я был в этом ЛПХ, и Александр купил рядом план, чтобы строить свой дом и отселиться от родителей. Никакой антисанитарии мы там не увидели. Так что Саша сделал правильный шаг, перебравшись на окраину: и себя подстраховал и людей от греха уберег.

Лишь бы как – нельзя

Скот гуляет на лугу свободно. Это важно для здоровья животных. Чтобы не разбегались, по периметру, натянута проволока. Это электропастух. По словам Александра, очень ценное изобретение. Он старается по мере возможностей механизировать свое хозяйство. Есть у него трактор МТЗ-80, которому 35 лет. Пока на лучший не заработал. Есть механические грабли, чтобы сено в валки собирать. А вот пресс-подборщик приходится нанимать, а надо бы свой иметь, тогда корма дешевле будут обходиться.
Вообще, выбор между «дешево и сердито» и «дорого, да больно» – извечная проблема малых хозяйств. Как считает Александр, надо придерживаться золотой середины.
Вот он однажды купил по дешевке поросят неизвестно какого роду-племени. Скормил им еды немерено, а они не растут. Явно прокололся. Сейчас у животновода есть хрюшки породы дюрок и большая белая.

– Мне чистопородный скот не нужен. Это слишком дорого, – говорит Александр, – а вот иметь помеси от хороших пород – то, что нужно. Почти весь крупный рогатый скот у меня – от казахской белоголовой. Я телят на востоке края покупал. Сразу четырех привез на легковом «Хендае» – два в багажнике, два в салоне. На транспорте есть смысл экономить.

Особая тема – корма. У отца есть два пая в местном хозяйстве. Это 12 тонн зерна, которые составляют основу кормовой базы. Но он дважды докупал зерно, чтобы хватило до большой травы. Никитченко еще арендует у местной администрации два участка пастбищной земли в 2,5 и 3,5 гектара и десять гектаров неудобей. С них, например, в прошлый сезон заготовил 125 рулонов сена по 300 кг каждый. Еще ездит в соседний поселок Передовой, где есть завод детского питания, там берет отходы производства, которые весьма питательны.

– Если бы не колхозные паи, то, может быть, и не было бы смысла заниматься животноводством. Слишком высокой была бы себестоимость мяса. А чрезмерно экономить на кормах тоже нельзя. Тогда животные будут расти долго, и больше съедят, чем мяса дадут. Но и к дорогим промышленным кормам я тоже отношусь отрицательно. На них животные растут быстро, но мясо получается невкусное, как мыло. Опять же, лучше всего – золотая середина.

Перекупщикам – от ворот поворот

– А что выгоднее, свиньи или бычки? – спрашиваю Александра.

– Выгоднее заниматься всем, как говорится, не носить яйца в одной корзине. Свиньи предпочтительнее тем, что быстро растут, приносят хороший приплод. Свинина в наших краях более востребована, чем говядина. Но вы же видите, какая обстановка. Африканская чума то здесь, то там. Словно вокруг тебя снаряды рвутся. Какой-нибудь да угодит. А бычки всем хороши, но их же надо полтора года кормить, пока до кондиции дойдут. А тут перекупщики налетают, норовят за бесценок скупить. Я только одного быка им продал, так как он настолько здоровый был, что я побоялся резать. А так все мясо продаем по соседям да знакомым. Только на моей работе за раз полбыка забирают.
Пока у Александра проблем со сбытом нет. Домашнее мясо гораздо вкуснее промышленного, и народ давно это понял.

– Слышал, Правительство думает, как допустить владельцев сельских подворий к крупным торговым сетям. Это было бы здорово. Хотя, на мой взгляд, сети будут сопротивляться, им это лишние хлопоты. Но с точки зрения поддержки сельского населения в сегодняшней непростой ситуации, это правильное решение. Наш народ работящий, и если протянуть ему руку помощи, он завалит страну качественными и дешевыми продуктами, – размышляет Александр.

А какова же рентабельность этого маленького бизнеса? Многие селяне на этот вопрос затрудняются ответить. А если бы посчитали, то, может быть, и прослезились бы. Животноводство больших барышей никогда не приносило, но если дело поставить толково, то выгода всегда будет.

– Я вам так скажу. Полбыка на себестоимость уйдет, половина – в доход. Или так еще лучше: каждый второй бык – мой. Если у меня их сегодня 20, то вырастив и продав десяток, в среднем получаю 700 тысяч дохода. Но это не за год, за полтора. Это при том что свой труд мы не считаем. Поэтому я и не бросаю работу. Сейчас в котельной на тепличном комбинате работаю. Сутки через трое. С учетом свиней, молока от трех коров и того, что животина наша ведь потомство дает, еще тысяч триста в плюс можно накинуть. В идеале хочу довести поголовье КРС до 30 голов. Тогда можно будет организовать конвейер, чтобы по два бычка в месяц на забой было. Поживем – увидим.

СЕРГЕЙ ИВАЩЕНКО,Станица Новотроицкая,Ставропольский край,Фото автора

 

 

 

Газета «Земля наша и Жизнь» 2022 | Политика конфиденциальности