20 апреля 2022

Куда приведет рост цен на удобрения и СЗР

Куда приведет рост цен на удобрения и СЗР

Людей, работающих на земле, сложно чем-то удивить. Но минувший год стал исключением! К традиционным проблемам, связанным с неблагоприятными природно-климатическими условиями, присоединился резкий рост цен на основные минеральные удобрения, вызвав тем самым и удивление, и негодование со стороны сельхозтоваропроизводителей.

Удобрений больше, урожаи выше

По данным ведущих отечественных агрохолдингов, которые приводит ИА «Постаналитика», в течение 2021 года цены на них увеличились в среднем на 20-70%. При этом дорожали как прямые контракты между земледельцами и поставщиками «минералки», что является основной частью рынка, так и набирающие популярность биржевые сделки.
Несмотря на это, в прошлом сезоне земледельцы приобрели порядка 4,68 млн тонн минудобрений в действующем веществе: это почти на 20% выше показателя 2020 года. По словам генерального директора ПАО «ФосАгро» Андрея Гурьева, которые приводит пресс-служба Российской ассоциации производителей удобрений (РАПУ), это «позволило нивелировать неблагоприятные погодные условия сезона и получить урожай, обеспечивающий продовольственную безопасность всей страны и каждого из субъектов федерации». Действительно, согласно данным федерального Минсельхоза, в 2021 году российскими аграриями были получены максимальные результаты по валовому сбору подсолнечника, сои, рапса и ряда других культур.
Но чего ждать земледельцам в новом сезоне? Продолжится ли рост цен на минеральные удобрения и какие еще статьи расходов аграриям придется скорректировать в бὸльшую сторону? Будем разбираться вместе!

Минусы глобализации

Для начала перечислим основные драйверы роста цен на «минералку». Как сообщает «Коммерсант» со ссылкой на Центр экономического прогнозирования Газпромбанка, на подорожание удобрений повлияли долларовая инфляция и увеличение цен на природный газ: именно из него получают аммиак – сырье для производства азотных удобрений. Еще одним драйвером стал дефицит, возникший из-за остановок американских химических заводов.
Кроме того, во всем мире подорожало продовольствие: сказались пандемия COVID-19, сбои в логистике, низкие урожаи в разных странах мира, а также сильнейший энергокризис. Не остался в стороне и Китай: с одной стороны, страна взяла крен в «зеленую сторону», что привело к массовому закрытию химических производств; с другой – запретила вывоз удобрений, а ведь на эту страну приходится 18% мирового экспорта. А еще Поднебесная до беспрецедентных величин увеличила запасы зерна и до сих пор продолжает наращивать запасы продовольствия и энергоресурсов. Эти и другие факторы обеспечили синергетический эффект, создав беспрецедентную ситуацию мирового масштаба.

 Временно ограниченные

В условиях глобализации ни одна страна не может остаться в стороне от происходящего. Так что мировая конъюнктура цен повлияла на ситуацию и на российском рынке. В том числе руководители ряда хозяйств объявили о готовности снизить внесение аммофоса под озимую пшеницу сезона 2021/22.
Начали бить тревогу и региональные власти. В октябре губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев сообщил, что повышение стоимости селитры на 50% ставит под угрозу получение высоких урожаев 2022 года. «Если не принять экстренных мер в виде заградительных пошлин на вывоз минеральных удобрений, то неизбежен рост цен в целом на всю сельскохозяйственную продукцию, выращиваемую и производимую в Краснодарском крае», – приводит его слова пресс-служба министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности края.
Руководитель центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка Андрей Дальнов также обратил внимание на то, что основным риском для российских аграриев является даже не рост цен, а физическая доступность сырья. Согласно его словам, которые приводит ИКАР, только временный запрет на экспорт удобрений может гарантировать наличие объемов, достаточных для проведения подкормки озимых и работы с яровыми в следующем сезоне.
Опасения того, что производители удобрений, воспользовавшись рекордными ценами на мировом рынке, начнут перенаправлять свою продукцию за рубеж, начали звучать все чаще. Как отмечает Нина Адамова из ЦЭП Газпромбанка, слова которой приводит «Коммерсант», к концу года мировые цены достигли рекордных отметок $ 990-1030 за тонну аммиака, $ 850-930 за тонну карбамида, $ 850-890 за тонну DAP или MAP и $ 550-650 за тонну калия. И осенью 2021 года Правительство России ввело временные ограничения на экспорт российских удобрений. Таким образом, с 1 декабря 2021-го и по 31 мая 2022 года объем разрешенных к вывозу азотных удобрений составит 5,9 млн тонн, а сложных азотсодержащих – 5,35 млн тонн. Для сравнения: с декабря 2020 по май 2021 года объем экспорта азотных удобрений составил около 6,4 млн тонн, сложных – 5,2 млн тонн. Как сообщил тогда премьер-министр Михаил Мишустин, принятая мера поможет избежать негативных последствий, вызванных мировым энергокризисом и ростом цен на природный газ.

Нарушили, но не проиграли

В начале 2022 года тема квотирования поднималась на самый высокий уровень. Президент России Владимир Путин в ходе встречи с гендиректором компании «Уралхим» Дмитрием Мазепиным напомнил о том, что российские производители минеральных удобрений в первую очередь должны обеспечить ими внутренний рынок. При этом государство не собирается мешать участникам отрасли получать дополнительную прибыль. Даже при условии введенных ограничений производители минеральных удобрений хорошо заработают: этому способствует мировая конъюнктура цен. Главная же цель квотирования – создать условия, при которых отечественные аграрии будут полностью обеспечены необходимыми объемами «минералки».
Минпромторг и Минсельхоз утвердили помесячный план отгрузки аграриям для каждой компании, региона и вида удобрений: если компания не выполняет его, то лишается экспортной квоты. Впрочем, это условие остановило не всех: согласно данным «Коммерсанта», компания «СДС Азот» всего за полтора месяца работы по новым правилам почти выбрала свою квоту, которая составила 431 тыс. тонн на полгода. Впрочем, кроме отзыва квоты, других санкций для производителей нынешний порядок не предусматривает. Так что компания, нарушившая «правила игры», практически ничего не потеряла.

Цены по согласию

Ситуация с введением квот на экспорт минудобрений российских аграриев до конца не успокоила. Как сообщил «Коммерсант», уже после этого решения первый замглавы федерального Минсельхоза Оксана Лут потребовала от региональных управлений АПК не снижать объемов закупок минеральных удобрений. Ведомство подняло эту тему сразу после того, как из регионов поступили уточненные данные по объемам закупок удобрений в новом году. В общей сложности субъекты страны планировали закупить для работы только 4,2 млн тонн. Между прочим, это на 1 млн тонн меньше, чем планировалось еще в апреле 2021 года.
Для сравнения: в минувшем году земледельцы приобрели порядка 4,7 млн тонн удобрений в действующем веществе. Таким образом, уровень внесения «минералки» в среднем по стране поднялся с 50 (2020 г.) до 55 га на гектар посевной площади.
Чтобы тенденция роста производственных показателей была продолжена, а существенный рост цен на удобрения не привел к снижению их внесения, Правительство России пошло на следующий шаг: разрешило регионам заключать с производителями азотных удобрений соглашения по поставкам. Цена в таких договорах должна быть не выше средней цены производителя за май – июль 2021 года на условиях франко-завод – то есть, без учета налога на добавленную стоимость, транспортных расходов, затрат на перевалку, хранение и упаковку.
Постановление действует по 31 мая 2022 года. Договоры не ограничивают аграриев и дистрибьюторов в выборе поставщиков удобрений, однако их использование аграриями будет возможно только для проведения полевых работ. Проще говоря, переуступка и перепродажа удобрений земледельцами запрещены.
Кроме того, до 31 мая 2022 года будет действовать максимальная торговая наценка перепродажи удобрений дистрибьюторами. Она составляет не более 5% цены производителя.
Ожидается, что практика соглашений обеспечит ритмичность отгрузок удобрений на внутренний рынок, а также снимет ажиотажный спрос со стороны потребителей. О том, как будет складываться ситуация после 31 мая 2022 года, когда порядок заключения соглашений перестанет действовать и цены отправятся в «свободное плавание», эксперты прогнозов не дают.
Чтобы как-то нивелировать подорожание «минералки», эксперты рекомендуют фермерам обратить внимание на технологии точного внесения удобрений. Кроме того, ожидается, что наряду с растущим внедрением точного земледелия, все больший вес будут приобретать биологические решения и цифровизация земледелия.

«Шиппагедон» и другие факторы роста цен

Минеральные удобрения – не единственная статья расходов, которая подвержена росту. По оценкам участников рынка, которые приводит ИА «Постаналитика», в наступившем году средства защиты растений в России могут подорожать на 40-50%. На цену и доступность средств защиты растений в новом сезоне продолжит влиять целый комплекс факторов. Среди них – рост стоимость морских контейнерных перевозок. До сих пор львиная доля химических действующих веществ для пестицидов, а также самих пестицидов производится в Поднебесной. В другие страны они доставляются морским путем, в металлических контейнерах: не так давно это был самый дешевый способ.
Долгое время схема работала бесперебойно, но пандемия COVID-19, зародившаяся в Китае, поставила систему морских грузоперевозок на колени. О масштабах проблемы лучше всего говорит новый термин, придуманный участниками рынка: «шиппагедон», или «shipageddon» («ship» в переводе означает «корабль», «ageddon» – окончание от «armageddon», или «конец света»). Судите сами: из-за внезапно случившегося «шиппагедона», в сентябре прошлого года стоимость аренды контейнеров выросла почти на 300% в сравнении с аналогичным периодом 2020 года! Выросшая стоимость перевозок неизбежно закладывается в цену поставляемой продукции, будь то сырье для производства пестицидов на территории России или готовые препараты.

Кроме того, на стоимость пестицидов влияет и рост цен на нефть. Выросли в цене даже самые дешевые дженерики: а как иначе, ведь при производстве средств защиты растений широко используют органические растворители. А они, в свою очередь, производятся из подорожавших нефтепродуктов. И эта тенденция может нести долгоиграющий характер: 18 января стало известно, что стоимость мартовского фьючерса на нефть марки Brent на лондонской бирже ICE достигла $ 87 за баррель. В последний раз Brent была на этой отметке в октябре 2014 года.
Но и это еще не все, и мы вновь возвращаемся к проблеме энергокризиса.
В конце сентября китайская промышленность столкнулась с острым дефицитом электроэнергии. Это больно ударило по отраслям, требующим большого расхода энергии, к которым относится и химическая промышленность. Проблема с дефицитом электроэнергии в Китае актуальна и сегодня, так что ограничение производства пестицидов может сохраниться до 2023 года.
Кроме того, как сообщает «Постаналитика», расширение надзорных полномочий Россельхознадзора и внедрение Федеральной государственной информационной системы прослеживаемости пестицидов и агрохимикатов (ФГИС ППА) могут вызвать временные трудности в налаженных цепочках поставок средств защиты растений.
Так с чем же придется столкнуться российским аграриям в наступившем году? На Международной агропромышленной выставке «ЮГАГРО-2021» заместитель гендиректора АО Фирма «Август» Владимир Алгинин предупредил: удорожание основных СЗР в стране составит в среднем 40%, а по мере исчерпания старых запасов может достигнуть 50%.
Для решения возникших проблем представители химической отрасли предлагают развивать в России собственное производство действующих веществ для СЗР. Но существует риск того, что из-за ограниченных возможностей отечественной химической промышленности и низкой емкости рынка рентабельным окажется выпуск лишь небольшого числа активных компонентов, а остальную, более весомую часть веществ, по-прежнему будет проще и дешевле закупать в Китае.

УЛЬЯНА АЛЕКСЕЕВА
Краснодарский край
Фото:mntc.pro,kazanfirst.ru,stock.adobe.com,glavagronom.ru

 

Газета «Земля наша и Жизнь» 2022 | Политика конфиденциальности